Александр Журба (alexjourba) wrote,
Александр Журба
alexjourba

Category:
  • Mood:

Северный маршрут (1969)

Геннадий Федорович Шамрай, Валентина Егоровна Шамрай, Василий Денисович Журба, Александр Егорович Холзаков (стоят),
Егор Сергеевич Холзаков, Галочка Шамрай, Прасковья Ивановна Холзакова
Аншуковская Вельского района, 1969 год

176906021_DxO

Давно я собирался съездить на север, на родину моей матушки Марии Ивановны в девичестве Холзаковой. Привлекала меня в тех местах северная природа: боры сосновые, леса еловые, реки не отравленые промышленными отходами химических заводов. Да кроме этого там и родственники есть: братья и племянники, с которыми нужно познакомиться на старости лет.
У матери были там три брата: Сергей, Павел и Иван, и сестры Анна и Екатерина. Хотя я знал, что из дядей и теток никого уже в живых не осталось, но всё-таки надеялся, что двоюродных братьев или племянников я всё-таки разыщу. Установлю родственные связи и, остановившись у них, поброжу по лесным массивам, пособираю грибов да ягод. Интересовала меня и рыбная ловля. Хорошо посидеть на берегу реки Ваги с удочкой и потаскать пескаришек, голавликов, плотвичек, если будет хороший клев. И еще, самое главное, мне хотелось раздобыть старые дореволюционные фотографии. Вот с такими мыслями я собрался в северные края.


Сборы были не долги. Уложив в рюкзак рыболовную снасть, бельишко, скатав плащпалатку с резиновыми сапогами, и увязав пару удилищ, я очутился на Ярославском вокзале. Попробовал достать билет на отходящий поезд Москва-Архангельск. Точного адреса я не знал. Знал адрес по старому административному делению, который гласил так: Архангельская Губерния, Шенгурского Уезда, Благовещенской волости, деревня Аншуковская, поселок Большой порог. Вот по этому адресу проживали в старое время родственники моей матушки Холзаковы. По рассказам отца и матери они от Аншуковской до железнодорожной станции Няндома 85 верст ехали на лошадях. Ну и я также решил, что мне нужно добираться до станции Няндома, а там уж как-нибудь расспрошу, как до Аншуковской добираться. То-ли автотранспортом, то-ли самолетом, но все равно как-нибудь да доберусь. Как говорится "Язык до Киева доведет".
На Ярославском вокзале у касс огромные очереди. Пробиться к кассе мне так и не удалось и я пожалел, что не купил билет в кассе предварительной продажи. Но горевать и волноваться не стал, а вышел на перрон узнать с какой платформы и с какого пути будет посадка на нужный мне поезд. Через полчаса узнал у носильщиков, что должен подойти поезд и начнется посадка с 4-й платформы. Скинул я с плеч рюкзак, поставил у линейного столба, и смотрю вокруг. Народ подходит, собирается, расстанавливается, согласно предполагаемой остановки вагонов. У каждого есть билет, кто в какой вагон. А у меня билета нет и я надеюсь на человеческое отношение какого-нибудь проводника. Думаю, что из пятнадцати вагонов найдется добрая душа, пожалеет и посадит, от денег не откажется. Вот и поезд подошел и в шести последних вагонах уже полно ребятишек из южных курортов лагерей Крыма. Значит и посадки нет, т/к все они следуют на север. Иду вдоль поезда, спрашиваю проводниц - молоденьких девченок: "Возьмите до Няндомы!" "Билет есть?" "Да вот нет!" "Нельзя!" И вопрос исчерпан. Иду дальше и уже меня начинает брать сомнение, неужели в этот раз не повезет и мне придется возвращаться домой.
Вот и первый вагон общего пользования безплацкартный, сидячий -стоячий. Проводник молодой паренек, проверяет билеты. Пасажиров человек пять, и я тоже встал в очередь. Все уселись остался я с проводником один на один. Я ему и говорю:
- Будь добр, возьми до Няндомы!
- Билет есть?
- Да вот беда, что нет!
- Садись батя, поедем!
Смелый оказался парень, не боится контролеров. Нашел мне место на средней полке, дал я ему стоимость билета 10 руб., и ночью высадился на нужной мне остановке Няндома. Узнал, где расположена гостиница. По тесовым тротуарам добрался до нее, переночевал за 60 коп. в общей комнате на 12 коек, и утром пошел на розыски нужного мне адреса.
Первым делом я решил зайти в Няндомский райисполком и расспросить у районных работников, входит ли Благовещенское и Аншуковская в Няндомский район, и каким путем можно туда добраться. Время девятый час, и я пошел по гулким досчатым тротуарам по направлению к центру административных зданий. Они двухэтажные и далеко видны на ровном месте. По пути попалась столовая, я зашел позавтракать. Съев мясной гуляш добротного изготовления и запив ароматным чаем я пошел к райисполкому.
Вот двухэтажный деревянный дом из кондового леса с вывеской, указывающей, что это именно Няндомский райисполком. Дом уже ожил для дел рабочего дня и я зашел на крыльцо. Увидав объявление, что ввиду ремонта вход в исполком со двора, пошел во двор за идущими сотрудниками. Вошел в помещение, пахнувшее свежей краской. Разыскал дверь с надписью "приемная", постучал и зашел в комнату. За столами сидят две миловидные женщины. Одна печатает на машинке, а другая разбирает почту - кипу писем на столе. К ней я и обратился с вопросом:
- Скажите, входит ли в административное деление Нандемского района Благовещенское и Аншуковская, и каким путем можно туда добраться?
- Вы знаете, зайдите в отдел сельского хозяйства и вам там дадут точный ответ. Я им сейчас позвоню.
Взяла трубку и позвонила. Сельхозотдел находился на первом этаже. Я зашел туда и молодой человек - главный агроном объяснил мне, что Благовещенское не вошло в Няндомский район и попасть туда можно автобусом до Ямного, а дальше попутным транспортом. Получив такой ответ, я вышел из Райисполкома. Пошел в гостиницу за вещами, расплатился за ночлег, получил паспорт и вещи и двинулся в путь к намеченой цели. По пути увидел продуктовый магазин, купил булку, сыру, колбасы и шагаю дальше. Автобусом доехал до конца Няндомы. Автобус завернулся возле лесопильного завода.
Осмотрелся я вокруг: за железнодорожной линией гудят автомашины, снуют туда-сюда лесовозы, подвозят бревна-долготье на роспуск досок. Лесу навалено огромные горы, набросано подъемными кранами. Лесопилка в четыре пилорамы стрекочет, разрезая кругляк на доски, на шпалы, на брусок. Визжат циркулярные пилы, разрезая древесные хлысты. Опилок наворочено горы бульдозерами и от гор опилок идет смолистый запах. За железно-дорожной линией сплошной сосняк и в нем грейдерная дорога. По бокам дороги столбы с телефонными проводами и с высоковольтной линией электропередачи. Пошел я потихоньку за жел. дорожный шлагбаум, чтобы дождаться автобус или попутный транспорт. Вдруг пошел сильный дождь! Вижу землянка, очевидно заменитель укрытия на автостоянке. Внутри установлена железная бочка с трубой, выведеной наружу, наверное для зимнего обогрева. Дверей совсем нет - я и зашел в нее переждать начавшийся дождь. Минут через пять, гляжу - в нужном мне направлении идет газик-бензовоз. Я вышел на дорогу, поднял руку. Шофер, молодой парень лет двадцати, остановился и спрашивает:
- Вам куда?
- До Ямного!
- Садитесь!
Привязал я удочки к борту бензовоза, рюкзак и плащпалатку положил в кабину, уселся поудобнее и мы тронулись. Широкая грейдированная дорога, петляя поворотами, пролегала в сосновом лесу. Сосна сменялась елками. Кое-где попадались осиновые и березовые перелески. Лес наступал на дорогу своим зеленым молодняком: сосенок, елочек, березок, осин. По обеим сторонам дороги в кюветах буйно цвели иван-чай, ромашка. А травы поднимались в пояс ростом. Часто попадались мостики или настилы на зыбких местах, а иногда по обе стороны дороги вдруг из-за поворота появлялись болотистые кочковатые мочажины с засохшими молодыми сосенками, не нашедшими своими корнями твердой почвы. Создавалось впечатление, что в таких местах прошел пал - лесной пожар, обглодавший кору на деревцах. И они безкорые, почерневшие, безжизненно торчали из кочкарника. Навстречу попадались грузовые машины, вёзшие в Няндому какой-то груз, закрытый брезентом. Тогда на песчаной дороге поднималось огромное облако песчаной пыли и эта пыль проникала в щели смотровых стекол, оседала на одежде и скрипела неприятно на зубах. Шофер сбавил скорость, включил свет, и на поворотах подавал короткие сигналы. Но вот пыль оседала, видимость улучшилась и шофер снова набирал скорость. Так мы ехали снова до новой встречной машины. Кое-где на дороге встречалось жилье-два три дома. Это так называемые кордоны, в которых живут лесники и лесная охрана. Попалась бригада дорожных рабочих с лопатами, которые ремонтировали дорогу. В их распоряжении был автогрейдер, забуксовавший в низине. Нас остановили и попросили передать на следующий кордон, чтобы выслали трактор вытащить грейдер из болота. Попалась одна речушка метров 10 шириной, через нее был перекинут свайный мост с новым настилом и поломанными перилами. Лес начал разреживаться, появились поляны на которых паслись коровы. Дорога разделилась в развилку, мы поехали по левой ветке и вскоре выехали из леса. Поля были засеяны овсом и ячменем.
Показалась геодезическая вышка, а за ней водонапорная башня и жилые постройки. Это и было село Ямное. Шофер подвез меня к магазину сельпо. Я с ним расплатился, вскинул рюкзачок за плечи, взял сверток в руки и направился к столовой, чтобы узнать как добраться до Благовещенска. Село Ямное большое. Разделено лесным озером на две части: административная и заозерная, в которую можно добираться туда и обратно только летом на лодках. Озеро большое, широкое, глубокое. С чистой, прозрачной водой и песчаными берегами, не заросшими, ни камышом, ни рогозом. На берегу множество лодок. Еще для перевоза по озеру ходит большая моторная лодка. На этой стороне расположены все административные здания: сельсовет, школа, больница, столовая, почта, сберкасса, магазины: продовальственный, промтоварный, культмаг, клуб, библиотека. Возле столовой стояли автобус и грузовая машина.
Зайдя в столовую, я сразу определил за столом обедающих водителей. Подошел и спросил куда они поедут. Они ответили: "На Нямдому". Поговорив с ними, как добраться до Благовещенска, я получил неутешительный ответ. Туда проезжей дороги вообще нет, старая дорога заросла лесом, мосты разрушились т/к теперь Благовещенское отошло к Вельскому району. Лучше вам вернуться обратно на Няндому, проехать поездом до Коноши, а уже из Коноши до Вельска. С Вельска до Благовещенска рукой подать - километров сто не больше.
Горевать я не стал, купил обед, пообедал и с автобусом вернулся в тот же день на Няндому. С рабочим поездом уехал на Коношу. Коноша станция большая хорошая, но приехал я туда уже вечером. Вышел из вагона и сразу же пошел смотреть расписание движения поездов на Воркуту и Котлас. Билет у меня был взят до Вельска, надо закомпостировать. Подошел к билетной кассе, подаю билет, а кассирша говорит: "Компостер дадим после 24 часов. Все равно поезд на Воркуту пойдет в час двадцать".
Куда поедешь со станции, когда через пять часов пойдет поезд? Пошел в зал ожидания. Зал ожидания большущий, потолок высокий, помещение гулкое и установлено удобными скамейками, как на Киевском вокзале. На подставках стоят огромные фикусы, пальмы, на стенах висят картины в золоченых рамах, окна большие, в зале очень чисто. В уголке с правой стороны сидит группа пионеров: четыре мальчика лет по 10 и восемь девочек из разных классов, и еще две уже наверное с 8 или 9 классов. Рыжие курносые девицы и с ними воспитатель-провожатый. Возле них оказалась свободная скамья - тут я и примостился. Попросил ребят посмотреть за вещами, а сам пошел в привокзальный ресторан попить чаю. Взял гуляш, чай. Поел, попил и пошел в зал ожиданий. Расспросил ребят откуда они едут. Оказывается они целый год лечились в Евпатории. Лечились и учились, и вот к новому году уже поправившиеся едут домой в Вельск, в школу-интернат. Прилег я на диван, хотел вздремнуть, но как ни старался - ничего не получилось: то жестко, то холодно. Один синий свитер не греет. Так и проворочался до часу ночи. Смотрю мои школьники засобирались, забрали свертки, чемодаячики и ушли в кассовый зал, там дверь - выход на перрон. Я пошел к кассе, закомпостировал билет в четвертый вагон, без места: хоть стой, хоть сиди, а если есть где, то и лежи. Минут через тридцать подошел поезд, и я пошел к четвертому вагону, а там пионеры-школьники уже садятся. Зашел и я в вагон, а там народу битком набито, даже встать места свободного нет. Но кое-как устроился. Кто-то подвинулся и я присел на скамейку. Затолкал свои вещички в сиденье, а удочки держу в руках. Поезд тронулся и я поехал. Духота в вагоне ужасная,воздух спертый от человеческих испарений. Кроме пота душит запах хлорки. Очевидно перед отправкой вагон обработали этим раствором так, что дышать очень трудно. Сердце заболело, пришлось доставать валидол и класть под язык. Вот в такой духоте пришлось ехать до самого Вельска.
Туда я приехал в 4 часа утра. Здесь вокзал не то, что в Коноше - маленький, тесный, не очень-то и чистый. Очень похож на Няндомский. Вот вижу есть камеры хранения - автоматы. Заложил я в этот ящик рюкзак и плащ-палатку, набрал условный номер, втолкнул в щелку 5 копеек и дверку захлопнул. Подергал за ручку - не открыается, ну и хорошо. Вышел на свежий воздух. Прохладно. Огляделся кругом. Город Вельск лежит в стороне. Возле вокзала накопаны траншеи - полны воды, площадь привокзальная маленькая. Направо стоит уже очередь на автобус дальнего следования. Подхожу к народу и начинаю расспрашивать, как доехать до Благовещенска. Все в один голос говорят, что лучше вам лететь самолетом. Если автобусом, то от Сергуново нужно идти пешком километров все двенадцать. В 6 часов пришел городской автобус, я сел в него и поехал посмотреть город Вельск. Кондуктор объявляет остановки: комбинат бытового обслуживания, кинотеатр Родина, Универмаг, Молзавод, Хлебозавод, Сыровареный завод, Завод безалкагольных налитков, Мебельная фабрика, Рынок. Стоп! Надо сойти оглядеться. Рынка никакого не вижу. Спросил где рынок. Показали. Оказывается рынок расположен за сквером, который надо пройти. Сквер стоит зеленый, подстриженая желтая акация, посажены тополя, клены, березки. По обеим сторонам дорожки газоны и клумбы, на которых цветут ромашки, настурция, сальвия и еще что-то. Зашел на базар-рынок. Ларьки еще закрыты. На прилавках под навесом 3-4 спекулянта продают семечки, яблоки, груши. Все это привозное с далеких, южных областей. Торгуют дядьки с украинским акцентом втридорога: груши 3р., яблоки тоже, семечки 20к, стакан. Народа никакого нет. Я да еще 3-4 человека. Пошел я обратно этой же дорогой к автобусной остановке. Время еще только 8 часов, очень рано, только рабочий класс спешит на работу. На автобусной остановке спросил у стоящего здесь лейтенанта милиции:
- Где находится райисполком?
- Да, вот по этой улице пройдете два квартала и на правой стороне увидите 2-х этажное красное здание. Это и есть райисполком.
Пошел я потихоньку указаной дорогой, торопиться некуда. Все равно в такую рань там наверное еще никого нет. Иду себе, разглядываю дома по обе стороны дороги. Дома частных хозяев, деревянные-рубленые из круглого сосняка, бревна толстые, дома больше всего крестовые. Усадьбы обнесены досчатым забором, крашеные в разные цвета масляной краской. На стенах таблички, где указана улица, № дома, фамилия хозяина. Иду по Советской улице. Вот и здание Райисполкома. Захожу на крыльцо, потянул за дверную ручку, дверь отворилась. Значит в Советском учреждении кто-то есть. По лестнице со второго этажа с ведром и шваброй спускается уборщица. Я и спросил у нее:
- Есть кто-нибудь в Райсовете?
Архитектор у себя! - отвечает.
- Идите на второй этаж, комната № 12.
Иду наверх. Подхожу к нужной мне комнате, на ней табличка "Главный Архитектор". Постучался, слышу приглашение: "Войдите!" Открываю дверь, вхожу, здороваюсь и иду к человеку, сидящему за столом и просматривающему какие-то деловые бумаги. На столе лежит кипа бумаг, палки, чернильный прибор из черного мрамора с медведем и межвежатами из каслинского литья. Карандашница полная разноцветных, остро оточеных карандашей. Видно,что хозяин с очень хорошим художественным вкусом. Архитектор не молодой, щуплый мужчина лет под 60-т, прилично одет. К нему я и обратился:
- Будьте добры, скажите. Есть-ли в вашем районе возле Благовещенска, деревня Аншуковская? Или ее переименовали, как и другие населенные пункты? Теперь это в моде!
Он оглядел меня и тоже спрашивает:
- А почему это вы интересуетесь этой деревней?
- Это родина моей матери, -говорю ему, - Она из Аншуковской, из рода Холзаковых. Я там ни разу не бывал, и вот теперь выйдя на пенсию решил проведать своих родных по материнской линии. Хочу на старости лет с ними познакомиться!
- Есть такая деревня и Холзаковы там тоже есть! -отвечает мне архитектор, встает из-за стола, идет к шкафу, открывает его, достает рулон с картой Вольского района, расстилает ее на столе и показывает мне.
- Вот, смотрите - это Благовещенское, а это Большая Аншуковская, а вот это река Вага. Так-вот от Благовещенска переправитесь через Вагу и на другом берегу найдете своих родственников Холзаковых. В одно время там один из Холзаковых работал председателем сельсовета, другой работал председателем колхоза, да и сейчас Холзаков работает начальником сплавного участка по лесосплаву. Добираться туда лучше всего самолетом. Поезжайте автобусом на аэродром и через полчаса вас доставят к месту назначения. На Благовещенск ходят два рейса.
Поблагодарил я архитектора за такую исчерпывающую информацию, распрощался с ним, вышел из райсовета, пошел на автобусную остановку, сел в автобус, приехал на вокзал, вытащил свои вещички из камеры хранения. Попутной машиной ГАЗ-69 приехал на аэродром. Аэродром - это огромная песчаная поляна в лесу - за Вольском километрах в пяти. Специально расчищеная и оборудованая знаками аэронавигации и помещением для пассажиров и летного состава. В помещении находится касса, буфет, зал ожидания. Билет я купил свободно, без всякой очереди. Заплатил два рубля и мне объяснили, что самолет пойдет в 11 часов. Зашел я в буфет. Есть горячие сардельки с картофельным гарниром и зеленым горошком, горячий кофе, конфеты взлетные, свежие румяные яблоки. Взял я сардельки, стакан кофе, кило яблок и 200 грамм взлетных конфет, чтобы сосать при полете.
Самолет-то АНТ-14 "Аннушка", над лесом он начнет проваливаться в воздушные ямы, вот и начнет мутить и нутро выворачивать наружу. Я как-то летом на таком самолете летел из Одессы до Кировограда. Все терпел, глядя, как пассажиры напротив да рядом в кульки нутро выворачивают. Не обращал внимания, а когда сели в Кировограде, я вылез из самолета и тут же свое нутро сразу и вывернул на зеленую траву. День солнечный, на небе ни облачка, погода летная. Только ветерок северный прохладный листочками шевелит и регулирует температуру воздуха +15°С. Вышел я из зала на свежий воздух, огляделся кругом - тишина. Взлетное поле травой поросло, со всех четырех сторон лес сосновый его обступил. Время только 10 часов. Слышу гул самолета, устремляю взгляд по направлению звука и вижу точку, постепенно увеличивающуюся. Вот показались крылья, вот уже виден корпус, он делает разворот и, зайдя против ветра идет на посадку. Садится очень плавно, подруливает к зданию аэровокзала и останавливается. Выходят из него человек шесть пассажиров, подъзжает к самолету почтовый грузовик, разгружает и запирает бумажные мешки с письмами и газетами, несколько ящиков с посылками. Погрузо-разгрузочные работы закончены, время без десяти одиннадцать, нам объявляют посадку. Пассажиров на Благовещенск 12 человек, одиннадцать женщин и я один бородатый старикан мужского пола среди них. Зайдя в салон самолета, сажусь поближе к пилотской кабине на скамью. Скамья из дюраля, холодная. Я подстилаю газету "Неделю" чтобы было теплее. А вообще-то весь салон металлический, окрашен Зеленой нитрокраской, кое-где поотскакивавшей - и на этих местах блестит дюраль. Вещички пассажиров: чемоданы, свертки, сумки, рюкзаки, поставлены в хвосте салона, а пассажиры уселись по лавкам с двух сторон по шесть человек. Зашли пилоты и дали команду присягнуть ремни. Ремни из брезента с замысловатыми пряжками. Насилу я разобрался, как эти пряжки застегивать, но все-таки застегнулся.
Вот взревел мотор и самолет покатился на взлетную полосу, развернулся против ветра, дал полный газ и покатился со все возрастающей скоростью. Вот еще момент, и оторвавшись от земли, стал набирать высоту. Глядя в иллюминатор заметил, как лес стал уходить вниз, уже не стало видно и верхушек самых высоких деревьев. Горизонт стал расширяться с набором высоты, и перед взором открылась интересная панорама расписной местности над которой мы пролетали. Зеленые леса, голубые извивы рек, блюдца озер, желтые песчаные речные берега, бурые полосы дорог и темные массивы вспаханых полей. Домики стали похожи на спичечные коробки, уложеные на местности правильными рядами вдоль улиц, автомобили, бегущие по дорогам, превратились в ползущих жучков. Вся местность стала похожа на расписаную разными красками географическую карту большого масштаба. Дальние кромки этой карты затуманились и превратилисьв неразличимую дымчатую завесу.
При подъеме меня сначала прижимало к сиденью, а минут через пять, когда самолет перешел в горизонтальный полет, кое-где начало отрывать от сиденья и появилось внутреннее щекотание. Молоденькие девчонки начали бледнеть и приваливаться к мамашам, с которыми ехали. Минут через десять одна вывернулась в кулек, по-том другая, третья, четвертая. Пожилые женщины, а особенно старушки, уже не раз летавшие, стойко переносили такую болтанку. Они только платочками вытирали пот с лица, обильно катившийся по лбу и щекам. Одна из них все глотала какие-то таблетки. Я набрал полон рот взлетных конфет, тем и спасся от тошноты. Через двадцать пять минут самолет развернулся и пошел на посадку в километре от Благовещенского. Значит еще надо шагать пешком.
Tags: воспоминания деда
Subscribe

  • Пробег по городу Бердичев

    1. Бердичев - дом по улице Торговой В рамках "борьбы с неопубликованным" вернусь в 2013 год, когда ОИРУ путешествовало по Украине. В то лето мы…

  • Ильинское - Микулино - Зиновьево

    1. Река Шоша в районе села Микулино 15-17 апреля ездили с "Неизвестной Провинцией" в Старицу - не только в сам город, но и в его окрестности, и…

  • Город Енисейск (как я его увидел в июле 2016)

    1. Енисейский Спасо-Преображенский монастырь // исходник на DW 2. Собор Успения Пресвятой Богородицы // исходник на DW 3. По…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments