Александр Журба (alexjourba) wrote,
Александр Журба
alexjourba

  • Mood:

Жизнь и смерть (1946-47)

Ограбление и смерть матери
Василий Денисович работает в ОБЛЗО. Ездит по заводам оформляет поставку запчастей для тракторов в колхозах и совхозах. Узнал, что в Челябинске организуется отправка специалистов - инженеров в Магадан. Он съездил в Челябинск, узнал условия работы и заработную плату, оформился на какой-то срок работы, с целью заработать деньги для материального поддержания семьи. Время 1 октября. Увольняется с работы в Курганском ОБЛЗО, должен ехать в Челябинск получить проездные и подъемные 10 тыс. руб. Ему нужно вернуться в Курган, оставить нам на пропитание 5 тысяч и ехать в Магадан на работу.
В ночь на 1 октября нас обворовали. Приставили к окну лестницу, влезли в квартиру, вынули из кармана, пиджака Василия Денисовича все содержимое: карточки на хлеб на всю семью украли, оставили только партийный и профсоюзный билет и паспорт, которые были разложены (выброшены на подоконнике со стороны улицы). Украли все носильные вещи, которые были в этой комнате - бостоновый костюм, альпак - куртка и брюки, комплект одежды из ремесленного училища, только что полученного Владимиром, т.к. он поступил в ремесленное училище в 6 класс.


Видимо воры применили усыпляющее средство, так как мать всегда спала очень чутко, а в это раз она очнулась, только когда воры успели все обшарить и выйти через дверь из квартиры на улицу. Возможно укрылись во дворе рядом в заготсырье, т. к. на заборе висели кое-какие наши вещи. Я и Василий Денисович проснулись только, когда заплакал, видимо от холода, спящий в кроватке маленький Вася.
Вошли в комнату и увидели весь этот ужас. Мама проснулась и упала схватившись за сердце. У нее случился инфаркт. Через три дня она умерла. Гроб сделал сосед прибывший с войны Пальчиков. Старое кладбище закрыли, поэтому хоронить пришлось на новом кладбище около деревни Малое Чаусово, как раз там где находится детский дом типа санатория. Туда, через некоторое время и определили нашего Олега, а потом и Васю.
***
Мама когда-то мне говорила, что когда умру положите мне в гроб две иконы, которыми ее благословляли, когда она выходила замуж первый и второй раз /за моего отца/. Я так и сделала. Смерть мамы наступила 3 октября 1946 года. Когда хоронили, то была холодная осенняя погода и дождь перешел в снег. Дети были на похоронах на кладбище.

Вася сломал ногу
Ноябрь. Васе 10 месяцев. 11 часов утра. Моя неделя мыть полы в общественных местах квартиры, я занята этим делом. Вася находится на кровати. Кровать с новым пружинным матрасом, дужки никелированные, низкие. Вася стоит на матрасе, обоими руками держится за дужки кровати, приплясывает и громко хохочет, глядя как его старшие братья Женя и Олег дерутся подушками (прыгают через веревочку, натянутую между поленьями). У Васи левая нога попадает между дужками, он падает на кровать громко плачет. Я прибегаю, беру его на руки, но он продолжает плакать. Когда я его стала, прощупывать, чувствую, что левая ножка сломана в берцовой кости. Быстро его заворачиваю в одеяло, одеваюсь сама и быстро, почти бегом в амбулаторию. На улице сильный мороз, а с меня пот льет градом. В амбулатории нас не приняли, велели идти в больницу. А больница очень далеко. Но медлить нельзя, спешу в больницу.
В это время пришел на обед Василий Денисович, дети ему рассказали, что случилось и он тут же бегом вслед за мной с ребенком. Он нас не догнал, встретились мы в больнице. Васю с его сломанной ногой завернули в гипсовую повязку, оставили только пальчики, а гипсом обернули и таз с животом до грудки, оставив только открытым область для испражнения. Гипс держали наверное недели три, пока врачи не разрешили снять.
Снимали гипс, конечно, тоже в больнице. Кость срослась. Когда Вася стал ходить, то хромоты не было. Конечно какой-то след остался. Вот теперь, когда пишу эти вспоминания - 2002 год, отца уже нет как 20 лет, а Васе сыну уже 56 лет, он иногда, жалуется на боль в ноге, особенно тогда, когда, дает нагрузку на ноги.

Наводнение 1947 года
Весна. В Кургане страшное наводнение. Вода в реке Тобол поднялась высоко до отметки 7 метров над высоким берегом реки (примечание – от меженного уровня было 10,8 метров). Мы жили еще по улице Советской, так вода заливала все первые этажи домов. В нашу квартиру поднимались, жившие на первом этаже Завьяловы.
Вода лилась через весь длинный двор улицы Куйбышева, и заливала канавы по улице Советской. Это продолжалось неделю. За Тоболом, где низкий берег, снесло все жилые дома и уносили по течению, под железнодорожный мост и они оседали в низких местах.
Хозяева домов, которые не смогли или не захотели покинуть свои дома, уплыли вместе с ними. Ночью были крики о помощи, о спасении. Но спасать было совершенно невозможно. Собаки выли. У хозяев была скотина, так они ее срочно резали, и у кого была лодка перевозили на тротуар на Советскую улицу и тут же продавали во дворах, Затопило маслозавод и кладбище, где была похоронена моя мать.

Дети в Чаусово
Олег в это время находился в детдоме для ослабленных детей, как раз в затопляемой зоне. Все родители волновались, но пробраться туда было невозможно. От начальства ездили туда на моторках, но по счастью дом стоял на высоком месте и вода плескалась только у крыльца. Поэтому детей вывозить не стали, привозили им только продукты на армейских лодках амфибиях. Дети не пострадали.
Мы, конечно, тоже волновались за находившемся в наводнение в том детсаду и когда вода спала и появилась возможность навестить и Олега и Васю т.к. он тоже находился там.
Василий Денисович на мотоцикле поехал в детсад. Маленький Вася там очень скучал, его кудрявые волосы подстригли, и он стал такой скучный и плаксивый. Когда приехал отец, Вася вцепился в него, плакал и все говорил: "Дяденька, увезите меня к мамочке".
Сердце у отца дрогнуло, и он увез его домой. Олег остался еще для продолжения лечения (отбывания срока перед школой). Конечно Васю рано отдали в этот детсад, но там он получал хорошее питание.

СоюзСовхозТранс
Но раз уж так случилось, то в виду плохого материального положения пришлось поступать на работу. Работа нашлась близко - напротив дома, где жили, т.е. на улице Советская. Напротив, рядом с детским садом находилась организация СоюзСовхозТранс, контора которой находилась во дворе. Там же был и склад запчастей для совхозов. Поступила работать на должность товароведа. Оформилась 26 ноября 1947 года. Директор конторы Яков Натанович Фишман. Его квартира с семьей была при конторе. Штат сотрудников небольшой - директор, главный бухгалтер, счетовод, товаровед, 3 сотрудника для поездки по заводам, производящим запчасти для тракторов и сельхоз машин, зав. складом, 2 чел. рабочих. Коллектив не большой, дружный. Директор хороший специалист, строгий, требовательный к работе. От дома мне было близко на работу. Работа мне нравилась, я с ней справлялась. Уволилась 14 октября 1948 г. по собственному желанию.

Новая работа мужа
В 1946-47 годах в Курган был эвакуирован с Украины из города Умань сельскохозяйственный институт. Кафедры разместились в двух больших домах по улице Куйбышева. Все преподаватели так-же приехали в Курган. Василий Денисович, после того, как ему не удалось уехать в Магадан, уволился из ОБ3О, поступил на работу в этот институт на кафедру механизации в должности преподавателя. Василию Денисовичу очень импонировала работа преподавателя, так как он сам окончил с/хоз институт, имел богатый практический опыт на работе всех сельхоз машин, когда жил и работал в Алейском зерносовхозе. Кроме того был отличный шофер. Заведующим кафедрой был Бердюгин Александр Акинфьевич. Эвакуированный из Умани с/хоз институт переименовали в Курганский сельхоз институт.

Воровство Владимира
Владимир проучился в ремесленном училище 1946, 1947 и окончил в 1947 г. Получил диплом и идет счастливый домой со своим другом тоже Володей Осиповым.
Пошли через городской сад, где там стояла бывшая церковь, превращенная в склад какой-то торговой организации. Они подходят к этой церкви - базе видят там открытое окно и видят, что пацаны грабят все, что там хранилось. Они стали подговаривать этих двух дураков любопытствующих.
Выкидывают, что там имеется, и наказывают - никому не говорите. В награду выкинули им по пачке чулок. Дома Владимир ничего не рассказал, а чулки спрятал в сарай где корова. Через некоторое время его задержала милиция на рынке, где он продавал эти самые чулки.
К нам на квартиру на ул. Советская пришли с обыском, но конечно ничего не нашли, но начали описывать наше имущество, видимо в погашение украденного. Но ценного у нас похожего на украденное ничего не было. Владимиру был суд и его приговорили к 5 годам лишения свободы в исправительную колонию в город Нижний Тагил. Отсидел он там от звонка до звонка. Однажды отец его навещал. Окончил там семилетку и вернулся домой в 1953 г. Мы тогда жили уже на улице Коли Мяготина.
Его друг Володя Осипов дома все рассказал, на продаже нигде не попал, поэтому наказания ему никакого не было.


Опубликовано в DW - http://alexjourba.dreamwidth.org/182108.html
Tags: воспоминания бабушки, курган
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments