Александр Журба (alexjourba) wrote,
Александр Журба
alexjourba

Categories:
  • Mood:

Две трагедии (1946-47)

Наводнение 1947 года в Кургане (al-dedov.narod.ru/april.htm)


30 сентября 1946 года
Недостаток средств для содержания семьи, состоявшей из 4-х сыновей и нас троих взрослых, все еще заставляли меня задумываться над вопросом изыскания дополнительных средств к основному заработку, который я получал в должности работника Областного с/х. Той получки, которую я получал в сумме 1200 руб., совершенно не хватало. Зоя работала в Сельхозснабе и получала 800 р. Общая сумма деленная на семь человек составляла 285 р.
И вот в это время в печати я прочитал объявление, что на Колыму требуются инженеры-механики на руководящую работу. Я решил туда поехать поработать сезон 2 года, чтобы поправить общий бюджет. Посоветовавшись с женой и тещей Пелагеей Михайловной, я съездил в Челябинск, прошел медкомиссию. Вернувшись в Курган, уволился с работы, получил деньги и завтра должен был ехать в Челябинск получить подъемные 10 тысяч рублей. Половину хотел оставить семье, а потом вернуться в Челябинск и с партией специалистов выехать во Владивосток, а оттуда пароходом в город Магадан. Там уже по распределению на место работы.


Собрал я необходимые вещички, уложил их в чемодан, документы положил во внутренний карман пиджака. За сборами время прошло быстро. Вот и вечер настал. После ужина часов в десять всей семьей легли спать. На дворе погода осенняя, шел нудный дождь, хлеставший в окно. На дворе непроглядная темень и мы заснули и не слышали, как нас обокрали. Унесли пиджак с документами и продуктовыми хлебными карточками на всю семью на октябрь месяц. Мой выходной костюм, альпак - костюм для летчиков, брюки и куртку на искуственной цигейке. Полный комплект обмундирования сына Володи, только что полученного из ремесленного училища. Зимнюю шубку Жени - первокласника, валенки и другие разные носильные вещи взрослых и детей. Я проснулся от крика старшего сына Вовки, который заорал: "Папка, нас обокрали!"
Я соскочил с постели, кинулся в переднюю комнату, а голова гудит как чугунный казан. Никак не могу проснуться, и в комнете стоит противный запах хлороформа. Дверь в коридор открыта настеж. Выскочил я вслед за грабителями по лестнице вниз на первый этаж босиком с ружьем в руках. За ворота на улицу, но все было тщетно, нигде никого я не заметил. Воры скрылись, растаяли как призраки, и унесли все необходимое для жизни нашей семьи. Только на заборе, где находился Вторчермет, висело пальтишко Олежки. Зашел в квартиру весь мокрый. Оделся в то, что осталось, и побежал в отделение милиции заявлять о случившемся.
На место происшествия к нам в квартиру пришли два сотрудника милиции с овчаркой, осмотрели, записали все, что у нас украли. Один сотрудник приходит со двора и подает мне мои документы: паспорт, партбилет, военный билет, записную книжку. Документы он обнаружил на наружной стороне окна. Они там лежали и их намочило дождем. К окну была приставлена деревянная лестница. Сотрудники милиции ушли, а мы остались расстроеные и испуганные совершившимся преступлением. Воры расчитывали украсть большие деньги, которые еще не были получены и унесли все, что попало под руки и было на виду.
Идет зима, а у нас не во что одеться-обуться. Завтра, да не завтра, а уже сегодня мы остались голодные без хлебных карточек, без денег. Что делать, как мы выкрутимся из создавшейся обстановки?
Пелагея Михайловна от этого потрясения сразу заболела, у нее случился инфаркт и она через два дня, т.е. З октября умерла. В этих обстоятельствах ни о какой поездке на Колыму и думать нельзя. Пришлось идти снова к начальству в Областное управление с/х просить изменить приказ и возвратить меня на прежнее место работы. Надо было давать телеграмму в Челябинск и отказываться от поездки на Колыму. Надо было идти в горисполком и просить хлебные карточки. Но их не дали. Одевшись кое-как в то, что осталось из старья, утром я отправился в Облсельхоз управление. Зашел в кабинет главного инженера Пелихова и рассказал о случившемся. Он покачал головой и сказал, что надо идти к Лыскову Николаю Александровичу. Зашел я к Лыскову тоже ему рассказал, что нас обокрали и остались разутыми, раздетыми и голодными, без копейки денег. Попросил его изменить приказ и оставить на прежней работе. Зам. начальника вошел в мое положение, написал приказ об моем восстановлении на прежнее место, позвонил в бухгалтерию, чтобы мне выдали аванс в счет зарплаты, из кладовой чтобы выдали полушубок и кирзовые сапоги. Все это я получил. В Челябинск дал телеграмму с отказом от поездки.
Предстояли похороны тещи Пелагеи Михайловны. Ее похоронили 6 октября на новом Вороновском кладбище за железной дорогой у поселка Малое Чаусово. Ушла от нас добрая помощница и советчица. 16 октября ей бы исполнилось 72 года. Она не перенесла такого несчастья нашего семейства.
Вот такими непредвиденными событиями событиями завершилась моя мечта поработать на Колыме, на самом краю земли. Хотел заработать много денег, чтобы поправить свое материальное положение. Думал я из Колымских денег купить автомобиль, приобрести хорошую одежду для всей семьи, а оно вот как получилось. Не пришлось мне заработать длинных рублей. Спасибо сослуживцам, добрым людям, которые помогли чем могли. Особенно выбраться из сложного положения в октябре, когда не было хлебных карточек. Приносили кто сухарей, кто муки, картошки и прочего, что можно есть и накормить детей. Приспособились покупать овсяную шелуху - лузгу. Замачивали ее в бочке, отжимали, и из осадка овсяной муки пекли блины.

Наводнение
В 1947 году город Курган претерпел большое наводнение. Весной река Тобол разлилась так, что весенним паводком была залита вся низинная часть городского частного сектора. Ранним мартовским утром я услышал неясные какие-то крики, как будто бы кто-то издалека взывал о помощи: "Помогите! Помоги-и-те-е!"
Мы жили на Советской улице на втором этаже. Я быстро оделся и вышел во двор. Погода была теплая, но настолько туманная, что уличные фонари еле-еле просвечивали сквозь густой туман - такой плотный словно вата. Канава возле нашего дома была полна воды и вода выходила уже из нее и переливалась на мостовую. Огородами я перебрался на улицу Куйбышева и увидал, что Тобольная вода уже вышла из берегов и затопила всю базарную площадь. Вода плескалась об уступ шоссейки, а по базарной площади вкруговую плавали огромные льдины и еще: деревянные постройки амбаров, сараев, срубы домов, сорванных в верхнем течении реки. Рассвело, туман начал рассеиваться и стали явственнее доноситься крики о помощи со среднего течения - фарватера реки. Кричали люди, застигнутые наводнением и сидящие на крышах своих плывущих домов. С ними были куры, собаки, кошки и другой мелкий скот. В лодках плыли люди с живой, плывущей за ними на привязи, или с зарезаной коровой. Люди махали руками взывали о помощи: "ПОМОГИ-И-ТЕ-Е!"
Вот плывет огромная льдина площадью в несколько га, на ней видны камыши и среди них бегает лисица, застигнутая врасплох. Вот плывет какая-то постройка без крыши. Оказывается огромные льдины, поднятые талой водой подплыли к железнодорожному мосту транссибирской железной дороги и уперлись в мостовые упоры-быки. Вода их подняла вертикально и создала торосы - мощную ледяную плотину. Образовалась плотина и вода начала подниматься перед мостом и заливать все низкие места у берегов и стоявшие там постройки. Пивоваренный завод, пимокатный завод, механический завод, деревообделочную фабрику, маслозавод и другие предприятия.
На той стороне поймы Тобола, на высокой лесистой части, находилось танковое училище с боевыми танками. Начальство училища решило оказать помощь терпящему бедствие утопающему городу Кургану. Танковый экипаж подъехал вплотную к железнодорожному мосту, повернул башню на ледяной затор и выстрелил боевым осколочным снарядом. Снаряд, ударившись об лед, срикошетировал и упал в городе на углу улицы Куйбышева у почтового здания и разорвался. Оказалось,что выстрел произвели под очень малым углом, поэтому и получился такой неудачный выстрел боевого снаряда. Больше из такого орудия стрелять не стали.
В городе Шадринске стояла военная часть с машинами-амфибиями, которые одинаково быстро передвигаются по суше и по воде. Несколько амфибий прибыло в город и оказали хорошую помощь населению, терпящему бедствие при наводнении. Понаснимали с крыш затопленных домов хозяев и доставили их в безопасное место, подорвали толовыми зарядами ледяной затор у железнодорожного моста. Вода стала постепенно убывать, оставляя на берегах стога сена, дома, срубы и другие постройки, сорванные с фундаментов в верхнем течении реки Тобол.
В самом городе Кургане от наводнения в затопленной части пострадало много людей из частного сектора. Несколько человек (беспомощных стариков) утонуло прямо в своих домах. Их спящих застала вода на постелях и они не в силах были выбраться на чердак и крыши - так и утонули. И потом, уже когда сошла вода, на базарной площади, где льдины плавали по кругу и остались с уходом воды, в местах, где они лежали тая на солнце - были большие лужи. Плавник: сухой камыш, ветки, кусты, вырваные льдинами, лежали на земле толстым слоем. Ребятишки бегали по этим мягким грядам. На заборе маслозавода повис четырехугольный .деревянный сруб. Похоже, что он был от бани, так как на одной стене было квадратное отверстие, очевидно для оконца. Так этот сруб и провисел не заборе всю весну и уже где-то в летнюю пору его сняли, очевидно на дрова.
От наводнения сильно пострадали деревни, стоявшие на низких местах и близко от реки. В Кургане пострадал заречный поселок, пострадали деревни стоявшие на низких местах и близко от реки. В оставшихся домах размочило печи и намочило нижние венцы срубов и полы. Амфибии после спада воды ушли обратно в Шадринск. Они оказали огромную помощь жителям, отрезанным половодьем от сухого берега. Поснимали многих жителей, плывших на крышах своих домов и высаживали их в населенных пунктах, расположенных на возвышенных местах. Курганский Облисполком и Обком партии оказывали пострадавшим от такого стихийного бедствия материальную помощь: продуктами, денежными средствами. Госбанк выдавал им денежные ссуды на строительство жилья, на приобретение скота.
Это наводнение принесло огромный ущерб населению притобольских населенных пунктов. Пострадавший народ, наученый горьким опытом, не стал солиться вблизи русла реки Тобола, а перебрался на более высокие места, где вода во время паводка не доставала.


Опубликовано в DW - https://alexjourba.dreamwidth.org/181912.html
Tags: воспоминания деда, курган
Subscribe

  • Вернемся к нашим баранам

    После 22 апреля ремонт в квартире перешел в нерегулярную форму. Что-то еще доделывалось, но всплесками и понемногу. И вот с 9-ого мая пытаемся…

  • Модель для самостоятельной сборки

    Сегодня был день доделок, расплат и сборки всего со всем. Пока я был на работе и, потом, в ДПиООС - Слава доделал направляющие на стенах,…

  • Клиренс

    Сегодня работа по ремонту была снова нашей. В первую очередь мы вывезли излишки стройматериалов - уже немного, но, например, 4 банки структурной…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments