Александр Журба (alexjourba) wrote,
Александр Журба
alexjourba

Categories:
  • Mood:

Начало жизни в Кургане (1944)

И вот 16 июня 1944 г. Вася уволился из Варлаковской МТС и уехал в Курган, в распоряжение ОБЛЗО. 19 Июня он приступил к работе начальником газогенераторной станции. Первое его поручение - это командировка в Далматовскую МТС. У них не работали газогенераторные трактора. Семья же осталась в Варлаково ещё около месяца. 24 июля я уволилась из столовой, Вася приехал на грузовой машине полуторке и начал перевозить семью в Курган.
Уехали мама, Женя и Олег в кабине, а поросёнок ехал в кузове. Олег рассказывает, что помнит момент переезда, и даже шофёра, который угостил его баранкой. В это время ему было два с половиной года. Я и Вовка отправились на подводе, т/е на телеге, запряжённой лошадью. Возницей был мальчик лет 15-и. Корова была привязана к телеге и шла сзади. Кошку, которую мы все переезды, начиная с Челябинска, возили с собой, пришлось оставить в Варлаково.


Ехали медленно и прибыли на место назначения вечером во двор, где находилось здание ОБЛЗО, жилой дом и конюшня. В конюшню поставили лошадь, корову и поросёнка. Всю семью поместили на время совместно с семьёй Чернякова, работавшего в ОБЛЗО завгаром.

Квартира в Кургане на улице Советская
Вначале мы две недели и жили вместе, в огромной комнате около 50 кв м. Потом нам отвели квартиру на улице Советской и мы перебрались туда.
В Кургане протекает река Тобол и его высокий, до 7 м высотой берег обращён к городу. Первая от Тобола улица Куйбышева, от неё уступом обрывается к реке вторая пойменная терраса, на которой расположен городской базар. Недалеко от рынка стоит каменная церковь с высокой колокольней.
Параллельно улице Куйбышева идёт улица Советская, на которой мы и проживали в кирпичном двухэтажном доме на 4 квартиры, второй этаж, налево от входа. Официальный вход в дом был с Советской, но двор был проходной, и можно было выйти на Куйбышева.
Рядом с нашим домом стоял точно такой же кирпичный дом, а за ним Советскую улицу пересекала другая улица, на которой стояла Савёловская баня. Если надо было на рынок, то мы ходили прямо на Куйбышева через дворы и через дорогу спускались к рынку. В нашем дворе находилась общая уборная, колодец с не питьевой водой и выгребная яма.
Колодец был вровень с землёй и ничем не закрыт (ловушка). Слева от дома было несколько примитивных сарайчиков - "стаек". В одну такую стайку мы поместили свою корову и поросёнка.
В нашем добротном доме на 2-м этаже было 5 комнат, и две из них занимала наша семья. При входе была кухня с русской печью. Комнаты отапливались "голландкой". Ещё две комнаты направо от входа занимала семья Пальчиковых. Ещё одну комнату прямо от входа занимали Костоусовы. Входные двери в эти квартиры шли из общей кухни, в которую с первого этажа вела длиннющая и крутая лестница в один всего пролёт. Перед кухней был чулан. На левой половине этажа были две наших проходных комнаты с окнами во двор и на улицу.

Соседи
В средней однокомнатной квартире жила старуха Костоусова с сыном - вором, и как мы убедились в дальнейшем ещё и бандитом. На правой стороне с двумя раздельными комнатами жила семья Пальчиковых, у которых отец был на фронте. Мать и три дочери. Мать Пальчикова держала корову и умела за ней ухаживать, лечить и доить. У одной из дочерей был сын Серёжка с которым играл Олег. На первом этаже две квартиры были как бы полуподвальные.
Под нами жила семья Завьяловых, богатая уродствами самого различного типа. Старая мать, её сын и сноха (Шура). Их дети: старший Николай не был уродом, но "испакостил", как говорят в Сибири, руку; средняя дочь Нина была карлицей очень маленького роста; младший Владимир, по прозвищу "Вяла", был косорукий, с вывороченной ладонью и негнущимися пальцами. С ними жила и старшая дочь матери - Мотя, которая подрабатывала на базаре гаданьем с помощью морской свинки, вытаскивающей билетики на счастье из ящика за небольшую плату. В войну многие потеряли родных, мужей, сыновей и нуждались в утешении. Вот и гадали на базаре.
В церкви закрытой, а позже и совсем разрушенной, утешения люди найти не могли.
Муж с женой Шурой были малярами. Они нанимались белить и красить окна и двери в квартирах частным порядком. Тогда никаких красок в магазинах не было, но они доставали и видимо платили за свой бизнес. У Завьялова были стальные гребёнки, которыми он разрисовывал окрашенную дверь под фактуру дерева. Это считался по тем временам "высший шик". Сын их Николай в возрасте 18 лет устроился работать на завод и видимо там подобрал ствол от автомата.
В выходной день он набил ствол порохом, заклепал его с двух сторон и начал калить на костре. Всё безрезультатно - ствол не взрывался. Тогда он взял его и правой рукой подцепил с помощью проволоки. Вытащил из костра и понёс к туалету, чтобы утопить. В это время ствол взорвался и оторвал всю кисть правой руки и ещё полу от пальто. От неразумной шалости он стал инвалидом на всю жизнь. Ума после этого у него не прибыло и он продолжал делать самопалы из подручных средств.
До нас в нашей квартире жила семья Мосуновых: отец - сапожник, мать, сын призывного возраста и дочь. Сына призвали на фронт, а остальные члены семьи, к нашему приезду жили в другом доме, который выходил на улицу Куйбышева. Но в 1948 году сын пришёл с фронта и по закону нам надо было освободить им квартиру.

Быт
Но это будет ещё не скоро, а пока мы живём в этой квартире с 1944 по 1948 год. Комнаты отапливались печкой - голландкой, но она плохо топилась, жрала много дров и давала мало тепла. В морозы мы стали замерзать и пришлось купить печку - "буржуйку". Для неё нужны были мелкие дрова или уголь каменный, который дольше держал тепло. Пищу тоже стали готовить на буржуйке. Потом отец из цоколя электрической лампочки устроил подключение электроплитки, и стало возможным греться и готовить.
Это делалось втайне, т.к. полагалась дополнительная плата за электроэнергию и могли быть проверки наличия электроплиток. Однажды от перегрева загорелся провод плитки и огонь побежал по шнуру к лампочке. Хорошо, что я сообразила выключить свет и сбить пламя. Иначе бы наше незаконное пользование электроэнергией раскрылось.
Василию Денисовичу пришлось менять обгоревшие провода. Отец наш к голландке не прикасался и никого не приглашал её чинить. Однажды я занялась сама её изучением. Она высокая до потолка. По кирпичной кладке обтянута листами кровельного железа в виде полос. На одном из поясов есть окно. Я его открыла и залезла туда рукой, нащупала там упавшие из трубы кирпичи. Я их вынула и - о чудо! В печи появилась тяга и стало возможным топить её и жить в тепле.
Однажды топили торфом, он сгорел - смотрю огня нет, один пепел. Время зимнее, валенки мокрые, надо сушить. Я их все и заложила в печь подсушить к утру. А утром.... Глянула - батюшки светы! Валенки все сгорели. Не дотла, но обгорели основательно. Не было печали - черти накачали! Наделала беды среди зимы! Оказывается, что под пеплом таился невидимый огонь - "шаял" торф. А поскольку тяга в печи была хорошая, в квартиру запах горелых валенок не проник.
В Кургане валенки самая зимняя обувь и даже есть пимокатная фабрика. Поэтому можно было приобрести "пимы", как их там называют. Все уже получали зарплату и хлебные карточки и продуктовые. Это было тогда, когда я уже работала.
Так что не особенно пострадали, и вместо старых всем приобрели новые. Для нашей коровы Вася соорудил рядом со стайкой Пальчиковых свою, и выкопал в ней погреб для будущей картошки и соорудил сеновал, для сена - основного корма коровы. Сделал стойло, ясли, всё, как полагается. А ту картошку, которую мы посадили весной 1944 года, Вася ездил копать осенью. Привёз картошку и ещё нашу бочку с грибами тоже. Бочку поставили в стайку к корове, а картошку пришлось занести в квартиру, т.к. погреба ещё не было. Картошка "красная роза" уродилась крупной, чистой и красивой. Свалили мы её под кровати и кушетку. Она там согрелась и через некоторое время в квартире появился запах. Набираю чистить а одна в руках продавилась - фитофтора! Вскоре вся наша картошка пропала от этой заразы. Пришлось опять Васе добывать нам пропитание во время поездок по колхозам. С грибами тоже не повезло. Они были покрыты кружком и задавлены камнем - грузом. Поверх кадки крышки не было - Вася не удосужился сделать. Некогда было, ведь он почти всё время был в командировочных разъездах. Я не умела делать таких дел и отнеслась халатно. Корова как-то задом придвинулась, подняла хвост, измочилась и испражнилась в кадушку. Ну кто из вас станет есть грибы в таком соусе? Может быть она и нарочно это сделала, чтобы мы убрали кадушку, которая ей мешала в стойле? В общем грибы выбросили вместе с бочкой.

Пропал Женя
В один из первых дней пребывания в Кургане, пошла я кормить поросёнка в конюшню ОБЛЗО. Дома остались одни дети. Женя - 6-и лет спохватился меня искать и выбежал из квартиры. Он меня не нашёл и домой не вернулся и вот беда: пропал ребёнок, где он и где его искать? А дело к вечеру. Вроде бы уже 6 лет и мог бы соображать. В нынешние 90-е годы уж даже слишком сообразительные дети. И воруют и грабят и даже убивают в этом возрасте, не говоря о хулиганстве. А этот - то совсем ребёнок и глупенький ещё!
Сообщила отцу и начались поиски. С перепугу думаю - не упал ли он в колодец, ведь он не закрыт! Обегали всю округу, все улицы, справлялись в милиции ближайшей. Отец пошёл в ОБЛЗО к телефону обзванивать другие отделения. И вот звонок из милиции № 3 - это довольно далеко от нас, за баней Савёловской. Оказывается он вышел через весь двор на улицу Куйбышева, а дальше не знает куда идти. Прохожая женщина поняла, что он заблудился и отвела его в третье отделение милиции. В милиции его расспросили, и он сказал где работает отец, они и позвонили в ОБЛЗО.
Приходит и говорит мне: "Пошли забирать сына вместе". Приходим, смотрим - сидит наш сынок, как паинька на стуле и молчит. Не проявляет никаких эмоций, не радуется и не ревёт - молчит и всё. Милиционер начал нас распекать, как нерадивых родителей, стал упрекать, что мы не следим за ребёнком. Вас кричит штрафовать надо. В общем долго запугивал и воспитывал. А Женя молчит. Наконец ему надоело и он сменил гнев на милость. Говорит: "Можете забирать своего сына, но в следующий раз мы вас обязательно оштрафуем!"
Отец говорит: "Ну Женя, пошли домой".
А Женя к нему с претензией: "Ты почему не на машине приехал?" Если бы не милиция, то я бы ему сгоряча надавала по заднице. А уж до дома дошли, так смех берёт!

Поросенок и крысы
Конечно, трудно мне было ходить кормить этого поросёнка. Кончилось тем, что отец его зарезал и мы его съели. В этой конюшне было столько огромных крыс, что я просто боялась туда ходить. Я такой стаи крысиной ни до, ни после, в жизни не видела! Они туда сбежались потому, что в конюшню привезли воз жмыха. Прихожу однажды, а кучи жмыха не видать - крысы покрыли жмых ковром и жрут, пищат, дерутся. Жуть! Страшно глядеть, а не только идти к поросёнку. Да они меня саму сожрут! Если я только решусь туда войти, как они на меня набросятся всей стаей! Искусают и заразят! Это жуткое зрелище скопища крыс осталось в моей памяти на всю жизнь, как кошмарное воспоминание!


Опубликовано в DW - http://alexjourba.dreamwidth.org/179921.html
Tags: воспоминания бабушки, курган
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments