Александр Журба (alexjourba) wrote,
Александр Журба
alexjourba

Categories:
  • Mood:

Варлаково (1943-44)

Зима была суровой и я не выпускала детей гулять, да и валенок не было для гуляний. Днем Женя и Олег сидели на полатях, играли там и спали. Русская печь занимала почти всю комнату. В ней варили пищу, на ней сушили одежду, на ней спали. От печи к стене были набиты толстые плахи с бортиком - "полати". На них надо было залезать по приступкам сначала на верх печи, где тоже спали, а потом переходить на полати. Застелены они были старой одеждой. Игрушек у детей не было и они терзали единственную книжку "Почемучка" Бориса Житкова. Читать они ещё не умели, но рассматривали и вырезали картинки, вырывали листы и, по примеру взрослых мужиков, крутили и склеивали слюнями самокрутки - козьи ножки. В общем растрепали хорошую книжку, которую покупали Вовке, но он книжками не интересовался. У него были другие интересы. Строить каверзы и получать из них выгоду для себя. В избе у нас жила ещё кошка. Большая, мышастой полосатой окраски и очень строгая. Вольностей не позволяла, шипела и могла укусить или исцарапать. Спала она на печке и её обязанностью было ловить мышей.


В это время мама Пелагея Михайловна получила из Чимкента письмо от снохи Минночки (Вильгельмина Фридриховна Рааб) о том, что умер её муж Николай Николаевич Пашутин, т.е. получила известие о смерти сына. Умер он в Ташкентской тюрьме от голода в 1943 году в возрасте 51 год.
Работал он бухгалтером в Ташкентском ресторане, и вот всё же доканала его советская власть за то, что он был белым офицером. Не посчитались даже с тем, что их полк добровольно сдался красным на Дальнем Востоке и что Николай был парламентёром и инициатором сдачи в плен без кровопролития. Всё же докопались о прошлом, посадили и уморили голодом. Он же никакого вреда и никаких противозаконных действий для новой власти не делал.
Минна ничем не смогла ему помочь в заключении. Она продала половину своего дома для питания мужа в заключении, но её же собственный сын Сергей выкрал эти деньги и бессовестно пропил их, тем самым убив отца голодной смертью. Больше денег у семьи не было и Николай лишился поддержки жизни.
Мама очень плакала, т.к. все её сыновья погибли от революции и новой власти.
Осталось у неё только двое внуков от сына, я и двое моих детей. Средний сын Михаил погиб от сыпного тифа в германскую войну. Младший сын Евгений был расстрелян при остановке поезда красными войсками. Он оказался в одном вагоне с генералом и офицерами. Всех расстреляли у насыпи железной дороги.
Мама с горя даже начала курить, чего от неё никто не ожидал и наверное запила бы, но у нас не было даже и еды, не только что выпивки. Конечно, на сердце такое горе оказало сильное влияние. Жить ей осталось всего 3 года и смертельный для неё удар судьбы был в 1946 году.
***
Васе по работе приходилось ездить в Курган, где была вышестоящая организация ОБЛЗО. Там он познакомился с главным инженером ОБЛЗО Пелиховым Александром Алексеевичем. Он был эвакуирован из Сталинграда со своей семьёй. Жена его Татьяна Ивановна (Дронова) преподавательница русского языка. Эта семья сыграла большое значение в жизни нашей семьи.

1944 год
Я продолжала работать в столовой МТС. К весне Вася достал в каком-то колхозе семенной картошки сорта "Красная роза" и мы посадили её на огороде.
В лесу уродилось много грибов и дети ездили с тележкой их собирать. Лес был рядом с домом и Олег, когда ещё не умел ходить, а только ползал, подползал под подворотню и полз в лес. Из грибов варили "груздянку". Это тушёные грибы пополам с картошкой и очень вкусная еда. Насолили бочку грибов.
Корова отелилась и теперь мои дети с молоком. Жить стало сытнее. Первые удои молока называются "молозиво" и его поят только телёнку, а избыток полагалось выбрасывать, но я ставила молозиво в кастрюле в печь и получалась запеканка вроде яичницы. Кормила Олега молозивом и он с удовольствием его ел. Он уже разговаривал.
После еды говорит серьёзно: "Папа, мама, спасибо, на здоровье, я ещё поем". Даю ещё порцию и он её действительно съедает.
***
Олегу 2.5 года и он гуляет самостоятельно по дорожке в огороде. Вдруг слышу его истошный крик: "Чёрт! Чёрт!" На крик к нему прибежала соседка и ведёт его к дому, а он топает ногами и ревёт благим матом. Побежала смотреть в чём дело. На дорожке растопырило крылья с крючками какое-то чудище, рот с игольчатыми зубами скалит, на чёрной морде кожистые выросты, крыльями бьёт по земле, а улететь не может. Я и сама испугалась этого "чёрта" и не знала что с ним делать. В это время за плетнём по проулку шла женщина, забежала к нам и говорит:
- Да это ведь летучая мышь! Как она сюда попала? Видимо ночью упала, в погоне за жуком, а взлететь с земли не может. Вот и бьётся теперь.
Взяла эту мышь за крылья, подбросила её в воздух, она и улетела. Вот так мы с сыном впервые в жизни увидели летучую мышь.
***
Было происшествие и с Женей, которому в это время было 6 лет. Он всё время носился по дому, как угорелый. Все дети в его возрасте такие бойкие, вот и он носился из кухни в комнату и обратно. Но один раз добегался и произошла беда. В кухне на полу, поперёк входа лежал половик. У печки на половике стояла маленькая скамеечка, а на ней самовар большой ведёрный уже кипящий. Женя запнулся за половик, самовар упал со скамейки, кипяток разлился и ошпарил Женю. Попало на левую руку и ухо. Я была свидетелем этого и совсем обезумела. Что делать - не знаю! Рядом бочка для воды, хочу облить его, но воды нет. Кладу Женю на кровать, пришлось разрезать рубашку, мокрую от кипятка. Начала отдирать горячую ткань от тела. Кожа моментально вздулась и ухо тоже стала таким большим, как батон хлеба. В селе нет никакого медпункта или врача. Прикладываю холодные компрессы, Женя орёт благим матом. Сама реву от бессилия чем-либо помочь. Не знала я тогда, что ожог очень хорошо лечат мочой. Никто в селе не знал этого. Советовали мазать растительным маслом - вот и всё лечение. Болел, конечно, долго. Когда зажило и наросла новая кожа, то рубцов, слава богу, не было.
***
С этим же самоваром произошла история и у Олега. Мне, когда нужно ставить воду на кипячение, нужно сначала вытрясти самовар, т/е выбросить остатки золы из трубы. Вынимаю кран, чтобы не потерять, кладу его на лавочку и иду в огород вытрясать золу. Олег около меня наблюдает за моими действиями. Прихожу с готовым самоваром и хочу вставить кран и налить воды, а потом разжигать растопку. Хвать, а крана нет и Олега нет. Он уже завладел краном и убежал на улицу играть с ним, как с пистолетом. Научил его наверное Женя - возьмут в руку, целятся и "Кых, кых!" Ясно, что кран взял он, больше некому было, но в руках крана нет. Допрашиваю его: "Куда дел кран?" Разводит руками и говорит: "Тю-тю!" Полдня водила его по всему двору, а у него один ответ: "Тю-тю!" Как корова съела. Около сарая была большая куча навоза, наверное думаю бросил туда и корова могла съесть. Сам он так и не вспомнил, где обронил кран.
Но наверное его кто-то отвлёк. Он и потом забывал вещи, если внимание переключалось на другое. Кран так и не нашли. Остался самовар без крана. Пришлось воду греть в печи. Такой кран не сделаешь и не купишь, а самоваром без крана пользоваться уже нельзя. И сварить тоже нельзя. Уже в Кургане сдали мы этот самовар на металлолом.
***
Было происшествие и со мной. У меня всегда во время беременности портились и выпадали 3-4 зуба. Они выпадали постепенно, или их приходилось выдёргивать у врача. На этот раз в Варлаково заболел у меня гниющий зуб, а медпункта в селе нет. Болит несколько дней, нет мочи и я взвыла: "Найдите мне хоть какую-нибудь бабку, может она мне его заговорит!" И вот приводят старую- старую бабушку. Она говорит мне: "Ложись милая на кровать". Я легла и стала она мне рукой гладить по лбу над левой стороной лица, где был больной зуб. Гладит так нежно и бормочет что-то, видимо молитвы или заговор, но я не слышу слов и засыпаю, засыпаю. Зубная боль утихла и я проспала целые сутки. С тех пор этот зуб никогда не болел и постепенно выкрошился без всякого выдёргивания.
***
Вовка всегда отличался тем, что любил пакостить с выгодой для себя. На этот раз я стала замечать, что с кринок с молоком, которые ставили на холод в сени, стала сверху исчезать сметана. Я, конечно, поняла кто вор, но Вовка отпирался и всю вину сваливал на Олега. Олег был мал, а Вовка его использовал. Приведёт в сени и намажет губы сметаной. Спросит: "Ты ел сметану?" Тот отвечает: "Ел". Опять спросит: "Если спросят скажешь, что ты ел сметану?" Олег отвечает: "Скажу ел".
Ну и Вовка ему под зад коленом и дальше слизывает сметану, с кринок, как паршивый кот. Потом приводит Олега с губами в сметане и говорит: "Всё вы на меня сваливаете, а я не виноват! Вот спросите у него, он сам скажет, что съел сметану". Ну и Олег - святая простота, подтверждает слова этого ворюги и наглеца.
***
Ещё было одно событие в этот год. В селе была хорошая церковь, но она, как и все церкви в России не действовала, т/к священнослужителей повсеместно изгоняли и выживали. Церковь стояла закрытой, но, слава богу, не разрушенной. Находилась она через дорогу от того дома, где мы жили. И вот по селу стали ходить слухи, что по ночам в церкви кто-то плачет. Конечно, эти страхи имели религиозный и суеверный оттенок. Кто думал, что там нечистая сила воет, кто утверждал, что это богородица плачет об упадке веры в народе. Сельские ребята стали лазить в церковь через окно, чтобы узнать кто там плачет. Отец, как коммунист, решил развеять эти суеверия.
Принимал участие в этом его деле и Вовка. Они выяснили, что на колокольне гнездится сова и это она ухает по ночам, нагоняя страхи на сельских жителей. Вовка в эту сову выстрелил из ружья и подранил её в крыло. Рана была небольшая, но сову они вместе с Рёвкой поймали и спрятали в чулане. Сова была большая и очень красивая.
Это была полярная сова с почти белым оперением и большущими оранжевыми глазищами. Моя мать не видела этой совы и пошла в чулан по своим делам. Вот эта сова на неё налетела и сильно перепугала. Она ей чуть глаза не выклевала и сильно исцарапала руки. Мать сильно испугалась и заругала Вовку (по моему даже избила его) за эту проделку. Отец хотел после работы сову ободрать и сделать чучело. Но мать и я стали возражать про-тив этого и уговаривали отца выпустить сову. Он не согласился, сказал она опять будет ухать по ночам, и сову эту красавицу добил. Но чучела у него так и не получилось. Ободранную тушку дали съесть нашей кошке, но она только понюхала и не стала есть. После этого по ночам уже никто в церкви не плакал.
***
В селе был небольшой детсад. Находился он где-то близко от церкви и нашего дома. Я там ни разу не была. Но когда мне Вася сказал о нём, то я согласилась, что детей туда надо отдать. Всё же присмотр будет, а питание в этот садик нужно было приносить с собой. И вот Женя - 6 лет и Аля - 2.5 лет самостоятельно идут в сад с бутылочкой молока и двумя ломтями хлеба. Но их хождение продолжалось недолго, т/к этот садик вскоре закрыли.
***
Однажды в селе появился волк. Он по ночам посещал скотные дворы жителей и уносил живность и даже воровал собак. И вот мужики порешили его убить, во что бы то ни стало. Задался этой целью школьный преподаватель физкультуры. Тогда действовал закон, что за сданную волчью шкуру государство платит приличные деньги, так что у него был материальный стимул. Волка этого он выследил и убил. Я шла и случайно увидела этого волка около сельпо. Он лежал в санях на сене и меня поразили размеры - с телёнка. Волчару этого освежевали и мясо забрала какая-то семья местных жителей для питания. Мне было жутко и мерзко от того, что народ довели до того, что он и волчатине стал рад. Вот какие голодные времена были в Сибири во время войны.
***
Весной 1944 года Василия Денисовича вызвали в райком партии, который находился в селе Кирово близ станции Вознесенская. Секретарем райкома в то время был Титов. Он сообщил моему мужу, что есть приказ из Челябинского обкома партии об организации новой Курганской области и об организации Дубровной МТС в селе Дубровка, что в 25 км от Варлаково. В соответствии с приказом ОБЛЗО, Кировский район и Звериноголовский район отходили к Курганской области.
Сам же Курган из районного центра Челябинской области, становился областным центром со своими собственными районами. Титов поручил В.Д.Журба организацию Дубровной МТС. Титов дал распоряжение в закрытый партийный магазин, чтобы к нему прикрепили нового директора МТС и выдали ему паёк.
Паёк был шикарный: мука, сахар, постное масло, сало, корейка, рыба - горбуша. И муж уехал в Дубровное смотреть обстановку для организации новой МТС. В Дубровном оказалась церковь, полностью засыпаная внутри зерном. Зерно предназначалось сельсоветом для организации МТС и покупки машин.
Чудовищно! Где-то люди голодают и едят траву, а буквально рядом под замком хлеб, который у них отняли и спрятали. В этом колхозе у всех было полно зерна и колхозники не голодали! Люди были добрые и приветливые. Они дали новому директору муки для детей и ведро гольянов. Вася привёз ещё и большущий каравай настоящего хлеба, от которого пахло именно хлебом, а не солидолом.
Для Дубровской МТС он смог набрать 38 трактористок. Освободили церковь от зерна. Перегнали трактора из Кировской МТС в Дубровное. И вот теперь уже из Курганского ОБЛЗО пришла телеграмма - вызов в Курган. Вася уехал в Курган и потом рассказал, что телеграммой его вызвал А.А.Пелихов. Он предложил ему работать в управлении ОБЛЗО.
Вот так у нас появилась возможность уехать в нормальный город из этой деревенской голодной рутины и разрушенных колхозов, из МТС, с вечно переломанными машинами и их бесконечным ремонтом.


Опубликовано в DW - http://alexjourba.dreamwidth.org/179120.html
Tags: воспоминания бабушки
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments