Александр Журба (alexjourba) wrote,
Александр Журба
alexjourba

Categories:
  • Mood:

Чимэсх, знакомство с мужем и начало семейной жизни (1934-38)

Зоя Федоровна и Василий Денисович Журба (1936)
179129545

Я работала лаборантом-химиком на ЧТЗ с июня 1933 г. по 1 сентября 1934 г.
Дело в том, что у нас открыли Челябинский институт механизации и электрификации сельского хозяйства - ЧИМЭСХ и я задумала получить в нём высшее образование. Набор был небольшой, но и конкурса не было. Брали всех кто хотел, достаточно было написать заявление. Предварительно желающих подготавливали на годичных курсах при институте с 1 сентября 1934 г. по 1 сентября 1935 г.
Институт располагался на улице Красной в здании бывшего реального училища. От ЧТЗ расстояние было приличное, примерно 6-7 км., но к тому времени уже была проложена трамвайная линия, которая шла с вокзала по улице Цвиллинга, далее по улице Труда мимо цирка и под железнодорожный мост по территории частично застроенного 7-го участка к заводу ЧТЗ. Так что добираться от дома до института было просто.


Курсы были дневные и на них преподавали учителя из нашей школы-семилетки №1. Дарья Михайловна по русскому и литературе и Е.А.Шихова "Клюковка" по математике и физике. Состав слушателей курсов был очень пёстрый по уровню своих знаний. Откуда то взялся поляк Маркус, почти не говоривший по-русcки и садивший по 100 ошибок на страницу. К нашему удивлению его не отчислили. На первом уже курсе появились ещё две полячки. Одну звали Роза (по-польски "рожа"), а вторую Аза. Роза была рыжей, 18-и летней, кудрявой, веснушчатой хохотушкой, а Аза была взрослой, очень серьёзной и знающей студенткой. Как-то она проговорилась, что училась в университете за границей и поэтому математику знает в большем объёме, чем преподают у нас. Как они оказались в Челябинске почему-то никого не интересовало. Тогда ещё поощрялась дружба народов и в воздухе витали идеи "Интернационала". В 1937 г. всё стало иначе, и поляки исчезли с нашего курса внезапно и навсегда, как будто их и не было.
На этих курсах я и нашла свою любовь, а впоследствии и мужа с которым прожила всю жизнь. Это был Вася Журба - высокий, стройный, красивый и музыкальный, очень компанейский молодой парень. Он жил в общежитии и был душой любой компании. Умел играть на мандолине, гитаре и скрипке, у него был хороший голос - тенор. Задушевно пел романсы, украинские и русские народные песни. Дружила я с ним в открытую. Он приходил к нам домой и маме он очень понравился. А ему нравилось, что она его прикармливала пирожками своего печения.
И вот на первом же курсе, 12 сентября 1935 г. мы зарегистрировали свои отношения и стали семейной парой. Свадьбы у нас не было, т.к. справлять её у нас не было средств. По молодости я считала, что не в этом счастье и не это главное. Когда голова кружится от большого личного счастья, как-то не хочется думать о том, что надо кого-то собирать, чтобы накормить и напоить... А близким то очень хотелось посмотреть на моего избранника.
И вот под Новый год Александра Петровна собрала гостей и пригласила нас с Васей. Вот в этот Новогодний вечер гости и выпили за наше счастье и прокричали нам "Горько!"
В компании Вася всегда был лидером и умел увлечь людей, не давая им скучать. И он конечно всех покорил своими талантами. Играл на всех инструментах, которые нашлись в доме, пел вместе со всеми популярные в те годы песни, пел и один русские, украинские и шуточные песни. Декламировал он и стихи, которых знал очень много. Читал он и свои стихи, которые сочинял как на русском, так и на украинском языке. У него в те годы была написана большая толстая тетрадь стихов.
В общем все от него были без ума, но постепенно любовные страсти улеглись, и началось кое-что вырисовываться иное. Вася был старше меня на 11 лет и в те годы ему было 30, а мне 19. Он был уже женат, и по его словам, разошёлся с женой, но свидетельства о разводе я не видела. Тогда в паспорте не делали отметки о браке и вполне могло быть, что с первой женой они жили не зарегистрированными. От этого брака у него остался 4-х летний сын Вова, который жил с его родителями в совхозе Алейский на Алтае. Вася там начинал работать трактористом, потом шофёром, затем заместителем директора совхоза по производственным совещаниям. Из совхоза его направили на учёбу в Челябинск.
Его бывшая жена работала в совхозной столовой буфетчицей, но по настоянию мужа, поехала учиться в Барнаул на трактористку и там загуляла с лейтенантом. Василию сообщили, и он поехал к ней "разбираться на месте". Убедился в её измене, и чуть было не подрался с её хахалем. После этого подал на развод. Однако, развели его только после того, когда она вернулась в совхоз и растратила деньги в буфете. Её посадили в тюрьму, а сын остался с родителями.
Учились мы оба на дневном отделении. Материально жить конечно было очень трудно. Работала только моя мать, а Вася подрабатывал во второй половине дня шофёром в НКВД.
19 января 1936 г. у меня родилась дочка Люся. Роды были трудные и я рожала с применением обезболивающих средств, которые тогда только начинали входить в практику родовспоможения. Дочка прожила 6 месяцев и умерла от токсической диспепсии 23 июля 1936 г. У неё началась неукротимая рвота и постоянный понос, которые ничем нельзя было остановить. Позже эту болезнь научились лечить с помощью "бактериофага".
После этого Вася с согласия меня и моей мамы решает взять от родителей своего сына Володю к нам. И он уехал за ним в совхоз Алейский. Но забрать его оказалось не так-то просто. В это время Вова был у родителей его жены бывшей, т.е. у деда с бабкой. А в совхозе ему сказали, что права на ребёнка имеют одинаково и его родители и родители жены. Мол, поэтому они его сына и забрали к себе. Вася решил, что и он имеет не меньше прав на своего сына в таком случае. Получилось всё так, что он попросту выкрал своего сына у родителей бывшей жены. Подговорил знакомого на мотоцикле и они подъехали к их дому и подозвали Вову. Вася завернул его в полушубок и они поехали на вокзал, где Вася сел на поезд. Была поздняя осень, октябрь 1936 года, когда Вася принёс к нам своего сына завёрнутого в этот полушубок. Ничего не взял из дому, даже пальтишка, так и привёз в одной рубашонке. Мать его была в это время в заключении и никто отбирать его не приезжал.
В это время мы жили уже в другом доме на этом же 7-м участке ЧТЗ. Дом №4, квартира 32 на 4-м этаже. Мама поменялась комнатами с медсестрой, с которой вместе работала. У неё была больная нога и ей было трудно подниматься на 4-й этаж. Новая комната была больше и светлее старой "инорсовской".

Владимир Васильевич Журба (4 года) и Мария Ивановна Журба(Холзакова) (1937)
179129541

Вася начал всё время писал своим родителям в совхоз Алейский и звал их в Челябинск. И вот представилась возможность для их переезда. Васе от НКВД дали комнату в другом доме и он смог перевезти и поселить своих родителей в Челябинске, поближе к нам.
Я очень страдала по умершей дочке и мне хотелось иметь ребёнка. Поэтому я с радостью занялась воспитанием Вовы. Но он был совершенный дикарь, махал палкой, как кнутом и кричал: "Я буду конюхом!" На все мои попытки разговорить его он отвечал грубо: "Ну тебя!" Поэтому после приезда родителей Васи мы сразу же отдали им Володю.
Когда мы зарегистрировались с Василием Денисовичем Журба 12 сентября 1935 г., то я сразу приняла его фамилию, но паспорт не поменяла. За годы учёбы до 1938 г. я жила по старому паспорту с фамилией Скляренко. И вот я узнаю, что за это правонарушение полагается штраф 100 рублей. Такие тогда были строгости и в то же время вольности: сын Владимир 1932 г.р. не был вписан в паспорт, не было отметки о браке и нам не надо было разводиться. Мы решили зарегистрироваться снова, чтобы не платить штраф. Сотрудница заводского ЗАГСА жила в нашем подъезде и по договорённости с ней мы ещё раз зарегистрировались уже в 1938 г. А всего мы прожили с Василием Денисовичем 47 лет с 1935 по 1982 г. до его смерти. Но по документам выходит 44 года. Вова в 1938 г. пошёл в Челябинске в 1-й класс.
Родители Васи: Денис Савич и Мария Ивановна не захотели жить в комнате ЧТЗ, т.к. они привыкли к земле и их тянуло к работе на ней. В Челябинске часть соснового леса отвели под Парк культуры и отдыха и вот Денис Савич устроился туда работать садовником. Ему там выделили комнату, куда они и переселились. Это было излюбленное место отдыха жителей Челябинска. Помню ещё в детстве с родителями мы ездили туда с самоваром. Называлось это "поехать за кордон к ключику". Не успел он начать работу, как вдруг его арестовывают по неизвестной причине и увозят в неизвестном направлении в феврале 1938 года.

Мария Ивановна и Денис Саввич Журба (1937)
179129546

Мария Ивановна с Вовкой приехали жить к нам. Ходила она по всем инстанциям, искала его, узнавала за что его арестовали, но так и ничего не добилась. Остаётся только предполагать, что его за резкий язык и независимый характер подставили вместо кого-то или просто для счёта в нужную для страны "колонну врагов народа". У Марии Ивановны была бронхиальная астма, да ещё она сильно простудилась в поисках пропавшего мужа. У неё началось сильное воспаление лёгких и она умерла 9 марта 1938 г. Похоронили её 11 марта в могилку моей дочки Люси на Челябинском кладбище. Была сильная пурга и снегом занесло ворота кладбища так, что сани не смогли проехать. Пришлось гроб переносить через кладбищенский забор и нести на руках к могиле.
Васе было трудно учиться, и он жаловался своей матери, пока она была жива. Она ему всегда отвечала: "Бросай учёбу!" Моя же мать наоборот уговаривала его получить высшее образование любой ценой. Убеждала его, что надо преодолеть все тяготы жизни, прилагала все усилия, чтобы он учился. А жить было очень трудно и легче не становилось.


Опубликовано в DW - https://alexjourba.dreamwidth.org/177375.html
Tags: воспоминания бабушки, челябинск
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments